2020-03-19T14:26:18+03:00

Насколько ты хорош, биоаналог? Почему пациентам с муковисцидозом не стоит паниковать

Сегодня тема с лекарственными средствами для взрослых и детей, страдающих от муковисцидоза – одна из главных в российских СМИ и в обществе
Изменить размер текста:

Ведь теперь для терапии и поддержания состояния пациентов предлагают воспроизведенные препараты вместо оригинальных. Дженерики антибиотиков и ферментов, российский биоаналог муколитика дорназы альфа. Разбираемся, почему в случае биологически созданных препаратов сомнений у пациентов быть не должно.

Дженерик VS биоаналог

Дженерик – это лекарственное средство с таким же составом действующих химических веществ, что и запатентованный разработчиком оригинальный препарат. А вот иным может быть состав вспомогательных веществ, задача которых правильно транспортировать основной компонент препарата и помочь ему усвоиться организмом. Стоимость создания дженерика колеблется от 5 до 10 млн долларов США. В идеале дженерики позволяют получить необходимый терапевтический эффект при минимальных затратах. Согласно российскому законодательству, в клинических испытаниях дженериков определяется только лабораторная биоэквивалентность (степень и скорость всасывания лекарства, время достижения максимальной концентрации в крови, характер распределения в тканях и жидкостях, тип и скорость выведения препарата). А участвовать в исследованиях может всего небольшое количество здоровых добровольцев.

Требования резко возрастают, когда речь заходит о воспроизводимых биологических препаратах – биоаналогах. Это, как правило, крупные белковые молекулы, создавать которые крайне сложно и гораздо дороже – стоимость разработки составляет от 100 млн долларов США, процесс занимает не один год. Для того чтобы получить разрешение к применению по тем же показаниям, что и оригинал, биоаналог обязан пройти исследование не только на то, как он распределяется и выводится из организма, но и доказать свою эффективность, пройти исследование в сравнении с оригинальным препаратом.

Дмитрий Потеряев, заместитель генерального директора по науке российской компании - разработчика биоаналогов для лечения орфанных заболеваний, единственной, кому удалось создать воспроизведенную молекулу препарата дорназа альфа, отмечает, что биоаналоги проходят все стадии исследований. Вначале физико-химическую характеристику, доказывающую сопоставимость воспроизведенного и оригинального препаратов. Далее доклинические исследования механизма действия, например, на модельных клеточных культурах или биологических образцах пациентов. Потом на животных проводятся исследования безопасности (токсикологические исследования), биодоступности, биораспределения и выведения препарата). Если существуют подходящие модели конкретного заболевания на животных, проводятся также доклинические испытания эффективности «in vivo». Затем, если препарат хорошо переносится, не токсичен и эффективен, проводятся клинические испытания на пациентах. На первом этапе исследуется только безопасность препарата, а именно как он распределяется и выводится из организма. Далее проводятся исследования эффективности. Тут пациенты делятся на две когорты. Одна получает оригинальный препарат, другая - биоаналог. В этом исследовании биоаналог должен достичь тех же показателей эффективности, что и оригинал.

Как изучали первый биоаналог для пациентов с муковисцизодом

Создать первый биоаналог базового муколитика для пациентов с муковисцидозом – дорназы альфа, который уже многие годы является одним из опорных препаратов терапии этого редкого заболевания, удалось лишь российской компании. Дмитрий Потеряев отметил: «Нам удалось разработать препарат (действующее вещество - дорназа альфа) с полной схожестью по всем критическим параметрам качества с оригинальным, швейцарским «Пульмозимом». Это, во-первых, подтверждается детальной физико-химической характеристикой молекулы, результатами доклинических исследований эффективности и безопасности, и, наконец, клиническими исследованиями, где биоаналог дорназы альфа сравнивался по всем характеристикам с оригинальным препаратом. Отмечу, что испытывать препараты для лечения редких заболеваний, к которым относится муковисцидоз, гораздо сложнее, чем для распространенных болезней. Пациентов немного, их набор идет достаточно медленно. Разработчик же берет на себя огромную ответственность, ведь без уверенности в препарате нельзя убеждать пациентов использовать его и участвовать в исследованиях».

О том, что российский препарат, как минимум, не хуже оригинального, нам рассказал старший научный сотрудник лаборатории муковисцидоза ФГБУ НИИ пульмонологии ФМБА РФ Станислав Красовский: «Пациентов нельзя было оставить без жизненно необходимого им муколитика, поэтому в контрольной группе использовалась не пустышка (плацебо), а оригинальный препарат «Пульмозим». Кто из пациентов принимал «Пульмозим», а кто «Тигеразу» определяла случайным образом компьютерная программа. Но и врачи, и сами пациенты знали, какой они принимают препарат. В ходе исследований у пациентов контролировали функции внешнего дыхания, посев мокроты, биохимию крови, а также проводили все клинические анализы, по которым можно оценить безопасность препарата. Поскольку речь шла об ингаляционном препарате, особое внимание было уделено тому, что связано с респираторной системой – кашлю, снижению функции легких. Сейчас готовится большая научная публикация, посвященная этому исследованию, где статистически будет показана тождественность действия препаратов. Я, как врач, который непосредственно наблюдал за пациентами, это подтверждаю. Ни один из моих пациентов не вышел из исследования в связи с непереносимостью биоаналога или обострением, связанным с его неэффективностью».

Своим опытом участия в исследовании в социальных сетях поделилась 32-летняя Инна Богославская-Кудряшова: «Нам заменяют пульмозим отечественной тигеразой, и в связи с этим в интернете много статей о том, что нет в соцсетях ни одного отзыва от взрослых, принимавших участие в исследовании. Поэтому пишу - я принимала, я была в том исследовании! Я не берусь утверждать, что этот препарат обязательно всем подойдет и заменит пульмозим, я лишь хочу описать свой опыт. Все было хорошо. Побочных эффектов У МЕНЯ не было. Функция не упала. Обострений не было. Дышался препарат так же, как пульмозим» (орфография автора сохранена)

А о том, как начинались исследования, вспоминает председатель правления региональной общественной организации помощи больным муковисцидозом «На одном дыхании» Ирина Дмитриева: «Около трех лет назад компания-разработчик биоаналога пригласила к себе на производство врачей и пациентов, чтобы рассказать о начале клинических исследований. По моему мнению, изначально был выбран правильный подход – не всучить нам этот препарат просто потому, что он является аналогом, а исследовать схожесть с «Пульмозимом» именно на группе пациентов с муковисцидозом. Потому что дженерики антибиотиков и ферментов нам выдают просто вслепую. И мне будет легче предложить своему ребенку тот препарат, который прошел исследования на группе больных с таким же диагнозом. Однако среди родителей маленьких пациентов есть настороженность в отношении того, что в исследовании принимали участие только взрослые пациенты».

Для разъяснения данного вопроса мы обратились к эксперту, Председателю Правления Ассоциации фармацевтических производителей ЕАЭС Дмитрию Чагину. Вот как он прокомментировал это:

«Согласно законодательству РФ (ст. 43 п. 5 61-ФЗ), проведение клинических исследований биоаналога может проводиться только у взрослых пациентов, так как основной целью таких исследований является доказательство сопоставимости биоаналога референтному препарату по параметрам эффективности и безопасности. Этот подход гармонизирован с международными руководствами, которые рекомендуют минимизировать клинические исследования с участием детей, там, где это не дает никакой дополнительной информации, необходимой для понимания течения заболевания или работы препарата.

Согласно международным нормам (ICH E11 (2000г.), EMA и ЕАЭС), при доказанной эквивалентности препаратов, если заболевание похоже развивается у взрослых и детей, как при муковисцидозе, и механизм действия лекарства не зависит от возраста (дорназа альфа не всасывается в кровь, действует местно, гидролизуя вязкий полианион в мокроте, тем самым уменьшая ее вязкость), препарат может быть рекомендован для лечения данной нозологии как у взрослых пациентов, так и у детей.

Сегодня государственное регулирование и политика в области здравоохранения развитых систем обеспечивают наличие различных механизмов целью которых является повышение качества жизни населения, в том числе на основе увеличения количества проводимых клинических исследований лекарственных препаратов, применяемых в педиатрии. Подобная практика дает возможность закрыть пробел в области медицинских инноваций в педиатрии.

Во всех случаях законодательство сосредоточено на стимулировании исследовательских центров и компаний к разработке инновационных лекарственных средств, а также грантовой поддержке таких исследований, для того чтобы маленькие пациенты имели своевременный доступ к качественной терапии».

Сомненья прочь!

Очевидно, что пациентам, которым предлагают лечение биоаналогом, просто не хватает информации о том, как создаются, производятся и контролируются воспроизведенные биологические препараты. А Ольга Полетаева, представитель от России в Европейском обществе по муковисцидозу в группе по ментальному здоровью, объясняет так реакцию родителей: «Психологически отношения пациента к острому и хроническому заболеванию сильно отличаются. Любая продолжительная болезнь предполагает привычку, зависимость от лечения, таблеток и процедур. Причем физическая зависимость формирует и психологическую. Длительное заболевание лишает людей доверия к работе больного органа, и это доверие переходит на таблетки и лекарства».

Дмитрий Потеряев отметил: «У нас за плечами более 10 лет опыта работы в сфере разработки и производства лекарств для редких болезней, наша репутация не позволит вводить в обращение препараты, в эффективности и безопасности которых имелись бы сомнения».

Эксперты сходятся во мнении, что замена оригинального биопрепарата на биоаналог – это не то же самое, что перевод пациентов на дженерик. Биоаналоги разрабатываются годами, проходят полноценные клинические исследования и регистрируются Минздравом только тогда, когда их тождественность оригиналу полностью доказана. Кроме того, сегодня во всем мире растет спрос на такие препараты. Их применение позволяет значительно сэкономить государственные средства и обеспечить современным лечением большее число пациентов.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также