Общество

«Думали, что природе нечем нас удивить»: Сергей Вдовенко рассказал, чему научил Самару коронавирус

Врио министра здравоохранения Самарской области поведал о работе медицинской отрасли региона во время коронавируса
Врачи работали не покладая рук. Все ли получилось?

Врачи работали не покладая рук. Все ли получилось?

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

К Дню медицинского работника журналист «КП-Самара» поговорила с врио министра здравоохранения региона Сергеем Вдовенко о самарской медицине, борьбе с коронавирусом и о врачах, которые в эти дни оказались главными героями губернии. Публикуем эксклюзивное интервью.

«Пациентов распределяем «по-военному»

- Сергей Анатольевич, как проходила перестройка на работу в условиях пандемии?

- Времени оказалось совсем немного – первые пациенты с коронавирусом появились в Самарской области уже в конце марта, а готовиться к эпидемии мы начали за неделю-две до этого. У нашего региона опыта работы в условиях эпидемии не было с 70-х годов, когда самарские врачи боролись с холерой. Мы стояли перед выбором: отдать предпочтение варианту децентрализации и лечить пациентов с коронавирусом на местах, в районных больницах, или организовать лечение в крупных медцентрах. Выбрали второй вариант.

В то время мы мало знали про новый вирус, были данные, что его летальность может составлять до 30%. Поэтому решили задействовать и перепрофилировать под прием коронавирусных больных основные крупные учреждения региона – СОКБ им. В.Д. Середавина, ГБ № 6 и детскую инфекционную больницу в Самаре, ГБ № 5 в Тольятти. Потом к ним присоединились и другие. Логика простая: крупные больницы лучше оснащены технически, в том числе в них сосредоточено и тяжелое оборудование - КТ, которое применяем при диагностике заболевания, там имеется централизованный подвод кислорода для аппаратов ИВЛ, есть своя лабораторная база.

- В сводках новостей передавали кадры из московских больниц с огромными очередями на компьютерную томографию. Как у нас с этим?

- В Москве система выстроена по-другому: компьютерную томографию пациентам делают в специализированных центрах при поликлиниках и лишь потом развозят по больницам или отправляют домой, в результате в таких центрах могли появляться очереди. В Самаре же КТ сразу делают в ковидном госпитале в СОКБ им. Середавина, и там же происходит разделение потоков пациентов по принципу военной сортировки. Все зависит от состояния легких и содержания кислорода в крови. Тяжелых пациентов оставляют в одном из центральных госпиталей. Тех, у кого состояние получше, - направляют в другую больницу в соответствии утвержденной маршрутизацией. А если человек чувствует себя хорошо, повреждения легких незначительные, то он проходит лечение дома под наблюдением участковых врачей. Благодаря такой системе нам удалось избежать огромных очередей и коллапса системы здравоохранения региона. Планомерно продолжили перепрофилировать койки и в районных больницах для размещения пациентов не в тяжелой форме. Сейчас такие отделения оборудованы в ЦРБ близлежащих к Самаре и Тольятти районов. В целом сейчас свободна примерно четверть из всех коек, развернутых в регионе, - а это около 4000 мест.

«Наш регион один из немногих, где были выделены средства из областного бюджета на закупку лекарств»

- С какими трудностями пришлось столкнуться, как удалось с ними справиться?

- Главная трудность состояла в том, что ситуация менялась ежедневно. Мы оперативно принимали решение, сколько, например, коек может понадобиться через 2-3 дня. Были и сложности, с которыми столкнулись все субъекты, например, аппараты ИВЛ понадобились в большом количестве сразу всем регионам, их просто физически столько не было. Пока проводили закупки, мобилизировали в ковидные госпитали аппараты ИВЛ из других больниц, где временно приостановили часть плановые госпитализаций и это оборудование не требовалось. С лекарствами от COVID, с кислородными резервуарами ситуация была аналогичная – мы конкурировали за них с другими регионами. Но губернатор Дмитрий Азаров выделил из бюджета 158 миллионов на приобретение медикаментов, и эти «живые деньги» решили вопрос в нашу пользу.

Сейчас Самарская область в полной мере обеспечена и необходимым оборудованием, и средствами индивидуальной защиты для врачей, и лекарствами. По поручению главы региона мы приняли все необходимые меры и ускорили сроки поставки в наши госпитали отечественного препарата для лечения новой коронавирусной инфекции. Речь идет про «Авифавир» – это новое противовирусное средство. С 17 июня оно уже поступило. Мы ожидаем, что лекарство позволит уменьшить количество тяжелых форм заболевания, осложнений и количество летальных исходов.

- Как вы оцениваете итоги работы с начала пандемии?

- В целом могу сказать, что серьезных ошибок и просчетов нам удалось избежать, а все мелкие промахи вовремя корректировались. Сейчас у нас полностью отработана логистика, мы понимаем основные закономерности, работает распределительный и консультационный центр в СОКБ им. Середавина. Ситуация в целом стабилизировалась, и мы надеемся, что резких всплесков заболеваемости не должно быть.

Под особым контролем пациенты с пневмонией

- Как сейчас обстоит дело с развитием эпидемии? И почему так много случаев пневмонии с отрицательными результатами теста на COVID-19?

- Треть из обнаруженных зараженных болеет бессимптомно. Что касается пневмонии, то действительно немало таких случаев, когда клиническая картина типично коронавирусная, а тест дает отрицательный результат. Могут быть две причины: во-первых, чувствительность теста всего 50-80%, а во-вторых, мазок берут из носа и ротоглотки, а если у человека уже развилась пневмония, то к тому времени вируса там может уже не быть, он спустится ниже. Иногда диагноз подтверждается только после 3-5 тестов. Эти люди не входят в статистику, однако получают специфическое антикоронавирусное лечение.

- А как обстоит дело с другими заболеваниями? На их лечение остались места в больницах и ресурсы?

- Конечно. Экстренную помощь оказывали и оказываем в полном объеме. Ни на день не останавливали помощь онкологическим и кардиологическим больным, программы гемодиализа. Да, часть плановых госпитализаций в начале эпидемии пришлось отложить, однако в данной ситуации это наилучшее решение. Это, прежде всего, было сделано для безопасности пациентов, чтобы не подвергать опасности заражения ослабленный организм, например, после операции.

«Поняли, что не стоит недооценивать инфекции»

- Новые перепрофилированные отделения нуждались в дополнительном персонале. Как удалось решить кадровый вопрос?

В начале эпидемии действительно серьезно встал вопрос с кадрами. Но, пожалуй, самым главным было то, что мы мобилизовали не только и не столько технику, сколько медицинские кадры. Инфекционисты, пульмонологи, реаниматологи были наиболее востребованы. Но нам пришлось готовить и дополнительные кадры. И мы подготовили более 1000 врачей и свыше 1200 средних медицинских работников. Медики проходили ускоренный курс, чтобы работать под руководством опытных консультантов по пульмонологии, инфекционным болезням, анестезиологии-реаниматологии. Я благодарю всех – от главных врачей до санитарок и водителей, кто, рискуя своими жизнями и здоровьем, включился в тяжелую работу по спасению жителей губернии. И в том, что подавляющее большинство заболевших выздоравливает, - ваша заслуга, заслуга врачей, медицинских сестер, фельдшеров, лаборантов, сотрудников скорой.

- Какой опыт, полученный во время пандемии, может быть полезен самарскому здравоохранению потом, в «мирной» жизни?

- Однозначно будут полезны подходы к организации скорой помощи, логистике и распределению потоков пациентов, к финансированию медучреждений. Кроме того, мы наглядно увидели, что у нас недостаточное количество анестезиологов, пульмонологов, мало инфекционистов. Люди думали, что победили большинство инфекций, и оказались недостаточно готовы к такому удару со стороны природы. Этот урок нужно учесть. Также мы обнаружили, что по некоторым отделениям и направлениям в Самарской области переизбыток коек – их сокращения из-за перепрофилирования почти никто не заметил. После окончания пандемии в качестве ковидных госпиталей мы оставим только инфекционные больницы – детскую и ГБ № 6, ТГКБ № 5. Остальные вернутся к «мирной» жизни. Однако инфекционные шлюзы и подведенный кислород никто демонтировать не будет, поэтому в случае необходимости эти больницы будут готовы снова быстро перестроиться на работу с инфекциями. Не стоит забывать, что инфекции были, есть и будут, и расслабляться не стоит.